Татьяна Космынина: «Я сама себе пинок под зад»

27.04.2018 ЕВГЕНИЯ ЗЫБИНА / LINNALEHT «Когда стало понятно, что «Самозванки» уходят в декрет, я вспомнила про эту работу и предложила ее Филиппу», – говорит актриса Русского театра Татьяна Космынина. Она сидит на полу просторного репетиционного зала, берет один за другим листы черной бумаги и пишет на них мелом слова.

Настя.

Настя. Настя.

Настя. Настя. Настя.

Именно под таким названием завтра состоится премьера ее моноспектакля по пьесе «Мама» молодого российского драматурга Аси Волошиной.

Настя – это мама. Она умерла от рака, написав перед смертью письма для своей дочери. Эти письма дочь читает в день своего рождения. По одному.

Жестоко было не дать прочитать ребенку все письма сразу!

У этой пьесы великолепный текст, но меня тоже смутил этот момент. Я спрошу об этом драматурга, когда она приедет.

Автор пьесы приедет на премьеру?

Ася Волошина приедет на второй спектакль, который будет показан 5 мая.

Вы знакомы?

Нет, я ее совсем не знаю и боюсь ее приезда. С неживыми драматургами работать как-то проще (задумчиво выводит на листе слово «Настя»). Ася пошла навстречу театру и, не зная меня, отдала нам свою крутую пьесу в безвозмездное пользование на три дня. Боюсь ее разочаровать.

Эту пьесу уже где-то ставили?

В том-то и ужас! Как пьесу-акцию ее представил режиссер Театра им. Ленсовета Юрий Бутусов, мой педагог, кстати. Все, включая драматурга, были в восторге.

Как вы вообще наткнулись на это произведение?

В январе в рамках творческой лаборатории актерам было дано задание представить современный материал, над которым им хотелось бы поработать. По моей просьбе мой однокурсник прислал мне несколько современных пьес. Я читала их и плакала, пока не наткнулась на текст Волошиной. Проглотила его прямо с экрана телефона, влюбилась в этот текст сразу. Я понимаю, почему Бутусов ничего по нему не поставил. Не потому, что у него фантазии не хватило, а потому что текст такой хрупкий, почти прозрачный. Мне страшно его испортить, поэтому я сейчас так и трепещу. В январе я представила его на творческой лаборатории. Это была художественная читка, что-то вроде старт-апа. Мне показалось, что людям понравилось. Не знаю, врали или нет, но сказали, что было неплохо. Когда стало понятно, что «Самозванки» уходят в декрет (три показа спектакля были отменены в связи с декретом одной из актрис – прим. ред.), то оставалось два варианта: отменить спектакль или заменить его другим. Я была категорически против ввода в спектакль других актрис, вспомнила про эту работу и предложила ее Филиппу (Филипп Лось – художественный руководитель Русского театра – прим. ред.). Спектакль «Настя. Настя. Настя» не был вписан в бюджет, поэтому все мое оформление – это бумага и листы (кивает на огромное исписанное белыми буквами полотно черной бумаги в середине репетиционного зала). Но даже если бы у меня был миллиард, я бы все равно оформила его именно так.

Получается, что вы сама себе режиссер?

Я сама себе пинок под зад, а режиссеров у меня несколько – целая постановочная компания. Я – мотор этого спектакля, но ставят его люди, которым я доверяю – Даниил Зандберг и Марина Малова. Мне кажется, что мы говорим на одном языке. Так как я не могу раздвоиться и посадить себя в зал и на сцену, то мне нужен был человек, который смотрел бы на меня моими же глазами.

На какую аудиторию рассчитан этот спектакль?

16+, детям смотреть не стоит, тема тяжеловата. Это спектакль для таких же, как я. Тема пьесы – взаимоотношения взрослой дочери и мамы. Как оказалось, маме недостаточно было умереть, чтобы дочь перестала сопоставлять себя и свои поступки с нею. Несмотря на то, что у меня нет никаких биографических пересечений с этим текстом, он весь про меня. И он мне никак не надоест, хотя его запоминание стало для меня суровым испытанием. Я отродясь не учила текстов. Во-первых, у меня хорошая память, во-вторых, текст всегда запоминается сам во время репетиций. А тут огромные монологи и поговорить не с кем. Заявить-то я спектакль заявила, а как учить?! Как люди вообще учат тексты? В какой-то момент я была в отчаянии. Думала, не выучу ни за что. Но выучила – 35 страниц.

Расскажите про музыкальную составляющую. Какая роль отведена Александру Жеделеву?

Живая музыка была моим принципиальным решением. На музыку Александра возложена роль мамы и его голоса. В спектакле все время будет что-то звучать. Это будет даже не музыка, а звуки, которые будут сопровождать спектакль. Музыка как реакция на тексты. В каком-то смысле мы будем с Александром в диалоге.

Настя. Настя. Настя

Моноспектакль Татьяны Космыниной по пьесе Аси Волошиной «Мама».

Премьера – 28 апреля.

Постановочная группа: композитор –Александр Жеделёв, работа с текстом – Марина Малова, режиссер по пластике – Даниил Зандберг, художник – Антон Андреюк.

Спектакль будет также показан 5 и 12 мая.

https://www.vecherka.ee/873563/tatyana-kosmynina-ya-sama-sebe-pinok-pod-zad
Powered by Zmei Framework