Актриса Русского театра о своей сказочной роли.

Актриса Русского театра о своей сказочной роли: танцы, песни и поцелуи репетировали полтора месяца.

Иван Матвеев (Bublik, Delfi) / Фотография: Елена Вильт

В открывшем очередной сезон спектакле Русского театра “Голый король”, сказке Евгения Шварца по мотивам Ганса Христиана Андерсена, актриса Мария Павлова сыграла Принцессу, послушную и непослушную одновременно, что, впрочем, всегда и отличает дочку любого короля. О ней, о Принцессе, то есть, из спектакля, уже успевшего завоевать сердца зрителей, у нас и пойдет сегодня речь в очередном выпуске проекта “Роль”.

Маша, в труппу Русского театра вы, как говаривали прежде, поступили в середине прошлого сезона. Уже успели освоиться на новом месте или все еще чувствуете себя новенькой?

Я почти сразу не стала чувствовать себя новенькой. Конечно, понимаю, что еще только начинаю, что мало опыта, но меня очень хорошо приняли, потому не думаю, что надо куда-то бежать и что-то менять. Я приехала в Таллинн с желанием учиться, играть, и, похоже, это сбывается.

Ну что же, тогда самое время поговорить о вашей Принцессе. У Андерсена “Принцесса на горошине” начинается так: “Жил-был принц, и захотелось ему жениться на принцессе, но только на самой настоящей принцессе…” Маша, самая настоящая принцесса, это какая?

Самая настоящая? Не знаю, как бы это сказать… В общем, в ней не только течет истинно королевская кровь, но и есть еще какая-то особая принцессность что ли, а это и своеволие, и нежность, и непредсказуемость…

Насчет непредсказуемости эта вы, по-моему, в самую точку, но вот вашу Принцессу, кажется, отличают еще и непосредственность, и искренность, и желание жить.

Мне кажется, главное в ней — стремление всегда быть собой самой и не упускать ни единой возможности пускаться в приключения. Она, как Алиса из страны чудес: о-па — и провалилась вдруг в какую-то нору, и сама удивилась, и обрадовалась, чуть ли не в ладони от радости захлопала. Жить для Принцессы — это впитывать каждую секунду бытия, не отвлекаясь на суету и неважное.

Так уж вышло, что Принцессу разлучили с Христианом, который ей так по душе, и теперь она пытается пообщаться с ним хотя бы во сне. Даже составляет список, о чем необходимо ему сказать. Что бы, Маша, вы добавили в этот список лично от себя?

Так это ведь все условно, не то, чтобы этот список состоял из конкретных вопросов. Когда влюбляешься в человека, хочешь быть с ним всегда вместе, а если лишен этой возможности, то начинаешь видеть его во сне, вести с ним воображаемые разговоры. Вот во сне Принцесса и начинает задавать Христиану разные вопросы. Совсем как в “Маленьком принце”. Например: любишь ли ты бабочек, какой твой любимый цвет? Ей важно то, что у него в душе, а не то, кто он — свинопас или не свинопас.

Как репетировалось?

Это мой второй спектакль в театре, и он сильно отличается от “Вишневого сада”, у каждого режиссера свой собственный почерк, подход. Времени у нас было немного, и мы быстро вышли на площадку, встали на ноги. Репетиции были интенсивными, насыщенными.

По ходу дела принцесса постоянно находится в обществе своих фрейлин, дам постарше. Их играют и любимые всеми нами актрисы. Хорошая сложилась кампания?

Прекрасная. Мне с ними замечательно работалось, даже удивительно. Они мне частенько помогали, были терпеливы, создавали ту комфортную среду, о которой можно только мечтать.

Строга ли была с вами режиссер Мила Петрович?

Она была очень доброжелательна, у нее своя четкая позиция, но нам ничего не навязывалось, и в общем-то спектакль мы делали все вместе. И хореограф чудесный! Сийм Тынисте. У нас был замечательный, веселый и заводной, и художник Дарья Горина, и по свету Игорь Капустин.

А как долго репетировали сцену с сотней поцелуев, которые задолжали свинопасу?

(смеется) Полтора месяца, сколько было положено на репетиции, столько и репетировали.

Вам не только целоваться пришлось, но и танцевать и петь…

Что же делать, профессия такая, это наша жизнь, нам так положено.

А для кого, по-вашему, этот спектакль — маленьких или больших? Такие вопросы возникают, когда его смотришь.

Знаете, когда я была маленькой, мой папа всегда разговаривал со мною, как со взрослой, и я думаю, что это самый правильный подход в общении взрослого с ребенком. Мне кажется, мы сделали добрый спектакль, он про любовь, про веру в хорошее и людей, про веру в чудо и в то, что в жизни и судьбе нас могут ожидать разные волшебства.

Сегодня вы играете в театре Принцессу, о мы которой сейчас говорили, и Варю в “Вишневом саде”, тут характеры совершенно разные. А роль в “Коронации”, которую сейчас репетируете в новом спектакле Игоря Лысова, тоже будет с сюрпризом?

А иначе не бывает. Действительно, роли в “Вишневом саде” и “Голом короле” абсолютно полярные. А “Коронация” — это нечто совершенно не похоже ни на ту, ни на другую. На Принцессу уж совершенно точно. Мне еще никогда не приходилось работать с таким современным текстом.

Кстати, некоторые зрители считают одно из платьев скромницы Вари в спектакле “Вишневый сад” довольно откровенным.

Вы о вырезе на спине? Какое забавное мнение… На самом деле, это была идея режиссера. Варю всегда играют строгой, закрытой, но ведь она тоже хочет выйти замуж.

http://g4.nh.ee/images/pix/900x600/XseYoHTzHGE/10086561622bed1e22-72649699.jpg