Жертвоприношение Большому космическому блефу

Последней в этом году премьерой Русского театра стала постановка Никиты Бетехтина «Омон Ра» по мотивам романа Виктора Пелевина.

В жизни всегда есть место подвигу.

Максим Горький.

Несчастна страна, которая нуждается в героях.

Бертольт Брехт.

Год назад эскиз постановки «Омон Ра» был показан Никитой Бетехтиным на режиссёрской лаборатории выпускников магистратуры Центра им. Мейерхольда (руководитель Виктор Рыжаков) и признан лучшей работой. Теперь 30-минутный эскиз стал полнометражным спектаклем.

Как часто приходится читать и слышать: «Проза писателя N. переведена на язык театра режиссером Z». «Перевод на язык театра» (в буквальном смысле) – занятие обреченное и безнадежное. Вспомним название фильма Софии Копполы «Lost In Translation”. Теряется чаще всего самое важное – и на выходе оказывается более или менее похожая иллюстрация к роману.

Постановка Никиты Бетехтина – не «перевод», а сотворение театрального эквивалента пелевинского романа; создатели спектакля уходят в сторону от авторского литературного стиля, но сохраняют самое главное – мысль. Точная и немногословная, избегающая прикрас проза Пелевина – тот самый айсберг, который над поверхностью воды возвышается лишь малой частью. Кажется, будто писатель отказывается от метафор, но на самом-то деле весь роман – метафора, знак и символ реальности, который мы наполняем собственным опытом, и спектакль – это сюжет и образы Пелевина, дополненные ощущениями сегодняшнего дня.

Спасение проходной пешки

Пелевин работал над романом в 1989-90 годах, когда казалось, что стремительное обрушение Системы (которое грозило похоронить под обломками слишком многих, но именно эти многие заставляли себя не думать о последствиях) откроет новые пути. Более привлекательные и справедливые. Потому герой романа, космонавт Омон Кривомазов, которого Система избрала проходной пешкой Большого космического блефа, выбирается из «лунохода» (на самом-то деле полет на Луну был инсценировкой, чтобы оповестить мир о новых достижениях советской космической техники), избегает гибели и неожиданно для самого себя оказывается в туннеле московского метро.

Однако надо было решать, куда ехать. Я поднял глаза на схему маршрутов, висящую на стене рядом со стоп-краном, и стал смотреть, где именно на красной линии я нахожусь.

Так заканчивается роман. Финал сдержанно оптимистичен: Пелевин честно признается, что не знает, где мы находимся и куда движемся, но оставляет надежду на смысл и направление движения.

Выстроенные на сцене (художник Надя Скоморохова) уходящие вдаль типичные для станций метро еще сталинской постройки колонны провоцируют зрителя, который читал роман, ждать именно такой финал. Но его не будет.

Спектакль существует в настоящем времени

«Омон Ра» буквально врывается в сегодняшний контекст. Слишком тревожно и правдоподобно звучат сегодня слова: «До 15 июля мы жили в послевоенное время, а сейчас живем в предвоенном времени». Назначение Дмитрия Рогозина главой Роскосмоса вообще в духе замешанной на черном юморе фантазии Пелевина.

Глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин анонсировал планы построить роботами-аватарами посещаемую базу на Луне. Для чего нам всем нужна эта база, и откуда возьмутся деньги на ее строительство - не уточняется. В интернете заявление Рогозина обсмеяли, растиражировав множеством шуток и мемов.

rus.postimees.ee

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Powered by Zmei Framework