Последняя жертва

А. Островский

Режиссер и художник Влад Троицкий
Музыкальное оформление Влада Троицкого, Марии Котловой и других участников спектакля

Действующие лица и исполнители:
Юлия Павловна Тугина — Наталья Мурина
Глафира Фирсовна — Елена Тарасенко
Вадим Григорьевич Дульчин — Игорь Рогачёв
Лука Герасимыч Дергачёв — Дмитрий Косяков
Флор Федулыч Прибытков — Леонид Шевцов
Михевна, Пивокурова — Татьяна Маневская
Лавр Мироныч Прибытков — Александр Кучмезов
Ирина Лавровна — Алина Кармазина
Салай Салтаныч — Владимир Антипп / Юрий Жилин
Василий — Александр Жиленко
Иногородный, Москвич, Наблюдатель, Разносчик вестей,
Три приятеля, Сакердон, Сергей, Мардарий — Иван Алексеев, Александр Жиленко, Даниил Зандберг, Дмитрий Кордас, Дмитрий Косяков

Премьера 20 ноября 2015 года

02.03 Чт 16:00
03.03 Пт 19:00


Мелодраматическая комедия
Возрастные ограничения: 14+
Продолжительность: 3 часа 05 минут (2 антракта)

 

«Последняя жертва» одна из поздних комедий великого драматурга, и там, по убеждению режиссера, есть необыкновенно интересные, почти шекспировские ходы, позволяющие работать с разными уровнями текста, «забавляться», используя приемы разных театров – игрового, бытового…

Самое главное в пьесе для постановщика – мечта о любви. Вот главная героиня — Юлия: она была замужем, но любви не знала, не знала страсти; она не глупа, прекрасно всё понимает, понимает, чего стоит ее избранник, и при этом думает – если не будет любви, если не будет страсти, то впереди только старость и тихая смерть. Болтать со служанкой, сидеть на своих деньгах, ходить к вечерне. Ан нет! То же и Флор Федулыч: всё сложилось, шестьдесят лет, деньги есть, у него почти отеческое отношение к Юлии. И вдруг – предложение руки и сердца: а почему бы нет?

« -У Островского, — говорит Влад Троицкий, — люди драйвовые, витальные, а такие люди сейчас очень нужны. Конечно, среди них полно пустозвонов, но сам драйв – лекарство от умирания. Взять – и сделать что-то по-настоящему, талантливо, дельно! Этим Островский мне и интересен. Хочу поделиться с публикой энергией его людей. Они все достаточно сложны, полны самоиронии и вовсе не глупы. Я не люблю, когда на сцене играют дураков – я не хочу, как зритель, дегустировать никчемность человеческих жизней и смотреть, как никуда не годные люди друг друга обманывают…»