Виктор Сольц: бред со смыслом

rus.err.ee

http://rus.err.ee/585311/viktor-solc-bred-so-smyslom

Она (Наталья Дымченко) и Он (Илья Нартов) скрылись в домике. Автор: Николай Алхазов

Артем Гареев представил в Русском театре свой второй спектакль — «Бред вдвоем» по пьесе Эжена Ионеско. И, на мой взгляд, никаким абсурдом в этой бьющей по всем органам чувств постановке и не пахло. Видимо, наша жизнь уже давно абсурднее любой пьесы Ионеско.

В 2015-м Артем Гареев поставил свой дебютный спектакль «Враг» и был признан лучшим театральным режиссером года в Эстонии. Жизнь удалась. Казалось, можно больше ничего не делать. Один спектакль — одна премия. Стопроцентная эффективность. Но разве ищут творческие люди легких путей? Вопрос глупый.

И тут, конечно, возникает соблазн ковать железо пока горячо и штамповать один похожий спектакль за другим. Есть другой соблазн — сделать нечто совершенно другое, нарочито отрицающее предыдущее. Как правило, оба пути ведут в никуда. И, думаю, Гареев знает об этом. Потому и сделал гроссмейстерскую паузу в два года, сумев найти «золотую середину» при работе над новым спектаклем.

Второй, но другой

Да, это снова Малая сцена, музыка Александра Жеделева, написанная изначально на французском языке пьеса, два главных героя. Во «Враге» — это Он и его альтер эго, в «Бреде вдвоем» — это Он и Она (одна сатана, пусть даже официально эти особи и не расписаны). Но на этом все сходства и заканчиваются.

Это совершенно другая история, рассказанная с помощью совершенно других приемов. Во «Враге» зритель с интересом внимал тому, что говорят персонажи. В новой работе сделано много такого, что бьет и по другим органам чувств.

Когда на сцену переносится что-то из абсурдистской литературы, то многие режиссеры идут по простой дорожке. Добавить еще запутанной зауми и от себя, и на все критические вопросы отвечать потом: «Эх, ничего вы не понимаете в высоком искусстве». Но Гареев сумел рассказать эту историю так, чтобы в сон не клонило даже самого привередливого зрителя.

Зал маленький, и в итоге получаешь ощущения, схожие с кино сколько-то там D. Вовлекают тебя в действие постепенно. Начало спектакля, пока зрители занимают свои места, проходит без слов. Хотя звуки какие-то доносятся. То будильник зазвонит, то радио включится, то герои (Наталья Дымченко и Илья Нартов) соизволят капустки покушать перед сном. Наконец они засыпают. Занавес. Шутка.

Черепашка по имени Улитка

Как раз тут все и начинается. Мужчина храпит, женщина просыпается и выражает недовольство постукиванием по кровати. С пятой попытки просыпается и мужчина. И о чем в таких случаях говорят неравнодушные друг к другу люди? «Ты мне всю жизнь испортил», «Зря я ушла от мужа», «Дура», «Сам дурак» — вот это всё.

Но должна же быть еще изюминка в любом семейном скандале. Мелочь, с которой и начинается буря в пустыне. Здесь она заключается в споре — одно ли животное улитка и черепаха. Мужчина ссылается на науку, а у женщины хватает своих аргументов. «Разве улитка и черепаха не прячутся в свой домик?», — вопрошает Она.

В многочисленных анонсах говорилось, что этот спор идет на протяжении всего спектакля. Это не совсем так. То есть спор, конечно, идет, но это не всегда про улитку и черепаху. И если в первой части постановки эти слова звучат часто, то затем животные упоминаются только при виде гранаты. Но это не значит, что улитка и черепаха пропали. Просто уже можно не называть. Люди просто прячутся в своем домике — под кроватью во время бомбежки или же в чехлах для костюмов.

Фото: Николай Алхазов

Спор в начале спектакля так заводит парочку, что они начинают заниматься семейным насилием (актуальная проблема, не правда ли?) с использованием всех подручных средств. Но понятно, что это все несерьезно. Забавы в духе «50 оттенков серого», только без всех этих гламурных красот, а с подштанниками и сеточкой для волос.

Вечные шашки под канонаду

А в это время на улице разгорается бой. Война идет. И непонятно, кто воюет и за что. «Трое убитых. По одному с каждой стороны. И еще один прохожий, сохранявший нейтралитет», — говорит Он. Такое вот убийственное определение войны по Ионеско. Точнее и не скажешь.

Дальше идет вечный спор между мужчиной и женщиной обо всем под канонаду с перерывами на любовные игры/танцы (Она уже не в домашнем, а нарядившаяся для прекрасного будущего).

Актеры молодцы, спору нет. Но все-таки «Бред вдвоем» в первую очередь — это большая режиссерская удача. Каждая деталь в спектакле играет. Здесь все не зря — манекены, парики, зеркальце, шашки. Всего не расскажешь, это действительно надо видеть. И, конечно, надо отметить художника Роситу Рауд. Превращение тихого уютного дома, пусть и с заклеенными на случай бомбежки окнами, в разрушенную войной хибару с лестницей в небеса — это, конечно, мощная вещь.

На высоте и Александр Жеделев, отвечавший за музыкальное сопровождение к спектаклю. Все к месту, и придает дополнительную динамику постановке.

Красное на черном

Выше я говорил про ощущение полной вовлеченности. Поясню. Вот герои с увлечением едят «смародеренную» у соседей колбасу, от этого запаха невозможно увернуться, так что рекомендую до спектакля подкрепиться (без еды в моих материалах про театр никак — надо поддерживать реноме потенциального ресторанного критика).

Но музыка все громче и громче, и уже не до колбасы. Происходит вторжение солдат. Дымовая завеса, и прямо на тебя движется робокоп с бейсбольной битой, разбрасывая ногами по красному ковру обувь черного цвета. Тебя трясет, страшно аж жуть, так и хочется вжаться в кресло.

Солдаты (Иван Алексеев, Дмитрий Кордас, Виктор Марвин, Сергей Фурманюк) не зря вооружены бейсбольной битой (как я уже говорил, каждая деталь играет), но всех секретов раскрывать не буду. В концовке появляются еще два второстепенных персонажа — Соседи (Екатерина Кордас и Александр Кучмезов). И их выход на сцену тоже весьма впечатляющ. Как говорится, ушли на праздник, вернулись с войны.

Фото: Николай Алхазов

А тут Солдат мучает расспросами главных героев (которые уже в красно-черном одеянии), и они наконец прекращают вечный спор и переводят стрелки на Соседей, которых уводят на расправу. Война войной, а «хочешь я убью своих соседей» превыше всего. Конечно, дело может и не в соседской нелюбви, а в отсутствии героизма. И обвинять за это персонажей пьесы Ионеско совершенно не хочется. Героев вообще мало, да и совершенно естественно для человека в любой ситуации хвататься за жизнь.

Гаснет свет, и тишина. Но при этом каких-то романтических чувств не возникает. Странно и страшно. Хочется стать улиткой (или черепахой, какая разница) и забраться в свой домик, где пока еще нет войны. Главное — не включать определенные телевизионные каналы, где война идет уже давно.