«Сказка о царе Салтане» в Русском театре – шедевр для маленьких и больших зрителей

stolica.ee
21.12.2016 11:51

Гвидон (Александр Жиленко), Лебедь (Анастасия Цубина) и Рассказчик (Дмитрий Кордас).
Фото: Елена Вильт

Открытое письмо А.С.Пушкину от почитателя его таланта.



Милостивый государь Александр Сергеевич!

Намедни довелось мне побывать в театре. Давали Вашу «Сказку о царе Салтане». Поставила ее режиссер из Белокаменной Елизавета Бондарь, оформление, в коем мотивы народного лубка и рисунков жившего после Вас художника г-на Билибина изящно сочетались с костюмами 1830-х, придумал сценограф Константин Соловьев, но более всего порадовала меня работа композитора Александра Жеделева и хореографа Ольги Привис. Первый, вдохновенный Аполлоном, создал такую прекрасную музыку, что коротенький спектакль для детей обрел все черты настоящей одноактной opera-comique, вторая же, побуждаемая к творчеству Терпсихорой, научила драматических актеров не только легко и непринужденно двигаться, но и почти что балетному танцу. Сцена, в которой злодей Коршун преследует Царевну-Лебедь, и вовсе казалась дружеской пародией на соответствующее место в «Лебедином озере» (музыка г-на Чайковского, хореография г-на Петипа). Вы, возможно, не слыхали эти имена, оба гения творили много лет спустя после вас, но поверьте на слово: сей балет до сих пор остается абсолютным шедевром. Впрочем, «Сказка о царе Салтане» Таллиннского (или, как Вам привычнее, Ревельского) Русского театра в своем роде тоже шедевр. Для детей вообще нужно создавать шедевры. Или по крайней мере стремиться к этому. Поскольку снижая требования к качеству, можно в конце концов до мышей докатиться.

Рассказчиком был молодой человек приятной наружности (артист Дмитрий Кордас), как денди лондонский одетый; не берусь описать его костюм, ведь Вы утверждаете, что панталоны, фрак, жилет – всех этих слов на русском нет, во всяком случае – в высшей степени комильфо. Представился Вашим знакомцем; может, и не лгал: во всяком случае стихи Ваши он читал прекрасно и остроумно общался с действующими лицами сей сказки.

Три девицы под окном тоже порадовали. И, право же, я даже посочувствовал двум из них: Ткачихе (Татьяна Космынина) и Поварихе (Екатерина Кордас). Обе барышни совершенно необходимы в хозяйстве, без них царство пришло бы в упадок, народ ходил бы голым, босым и голодным, роптал (ведь не всегда же народ безмолвствует, как у Вас в «Борисе Годунове»), а отсюда недалеко даже не до печальной памяти 14 декабря: там все-таки на Сенатской против Государя стояли дворяне, лучшие люди страны, среди коих немало было Ваших друзей, а до русского бунта, бессмысленного и беспощадного. А Третья Сестрица (у которой никакой профессии нет), впоследствие Царица (Алина Кармазина), конечно, попригожей двух остальных, но ведь родить (пусть даже богатыря) дело нехитрое, а ты попробуй постоять у ткацкого станка или в кухонном жару и чаду, при ненормированном-то рабочем дне (в царстве славного Салтана профсоюзов, само собой, не было).

Но, как Вы убедились, женившись на Натали, вступая в брак с девицей, берешь в приданое всю ее родню. А когда мужчина подкаблучник, государство превращается в типичное бабье царство. Артист Игорь Рогачев своего Салтана сыграл именно таким подкаблучником, ему дозволено только сидеть на престоле и в венце, с грустной думой на лице, а заправляют всем завистливые сестрицы и неумеренно амбициозная Баба-Бабариха (Татьяна Маневская). Артист очень убедительно показал, как счастлив его царь, вырвавшись, наконец, из дома на волю т.е. на войну. Как гордо восседал Салтан на деревянном коне! Воевать с бусурманами ему сподручнее, чем с тремя злыми тетками, ежечасно досаждавшими ему и не без успеха понукавшими слишком доверчивым царем.

В спектале немало остроумных находок. Когда оголодавшие после сидения в бочке Царица и Гвидон (Александр Жиленко) задумываются об ужине, Рассказчик протягивает им блюдо, накрытое серебряной крышкой, но под крышкой – не бифштекс и страсбургский пирог, а лук и стрела. Недаром же один мудрый человек говаривал: «Хочешь накормить голодного — дай ему удочку, а не рыбу».

Занятны и корабельщики (Юрий Жилин и Иван Алексеев), в тельняшках и шапочках, увенчанных корабликами. Ребята они ушлые, любую лазейку в законе обойдут, и чтобы подчеркнуть это, часть их монолога отдана Гвидону. На уже знакомое: «Мы объехали весь свет» юный князь отвечает: «Торговали вы недаром неуказанным товаром» и слегка машет рукой: «Мол, знаю я вас, контрабанду, небось, возите, однако препятствовать не буду». От доброты душевной, разумеется.

Но Вы, Александр Сергеевич, уже готовы нетерпеливо перебить меня: «А любовь? Как на сем театре представлена любовь?». Отвечаю: достойно Вашего сочинения. Гвидон и Лебедь, сыгранная несравненной Анастасией Цубиной, юны, очаровательны и лиричны, причем Гвидон – весьма скромный юноша, он и правит, считаясь с волей матушки, и с Лебедью держится так, как подобает благородному человеку. Но и за себя постоять может, что явствует из сцен его визитов в комарином обличье ко двору Салтана. А сцена переполоха, когда Гвидон фехтует шпагой с поварихой, атакующей его своим тяжким половником, а другие действующие лица мечутся по палате, вызывает радостный смех не только у детей, но и у взрослых.

Сама же Лебедь совершенно неотразима в той сцене, где она открывается Гвидону. Актриса проводит этот диалог с лукавым подтекстом: мол, я согласна отдать тебе руку и сердце, но сперва должна убедиться в твоей любви и верности. И правильно: нынче барышни пошли осмотрительные и научились исподволь играть в супружеском дуэте первую скрипку.

Словом, восхитительный час в компании прекрасных артистов. Некоторые детки, уже знакомые с Вашим сочинением, правда, спрашивали, а отчего нет 33-х богатырей? Но это по младенческой несмышленности: понятно же, что негде взять 33 актера, которые только молчали бы и маршировали из моря на брег и с брега в море. Зато Белка есть, и она именно такова, какой ее могут представить себе читатели. Играет ее ученица студии при театре Катарина Сутть.

Жалел я лишь об одном, отчего я не ребенок. Тогда бы с полным правом требовал, чтобы меня водили на эту сказку хотя бы трижды в неделю, знал бы ее наизусть – и все равно от каждого спектакля получал несказанное удовольствие. Здесь как раз тот случай, когда соединились гениальный текст, остроумие режиссера и художника, блистательная работа композитора и балетмейстера и замечательный актерский ансамбль, играющий с восторгом и увлечением без которых вообще не надо выходить на сцену.

Остаюсь Вашим неизменным почитателем

Б.Т.

Письмо доставил в редакцию Борис Тух.

http://veneteater.ee/wp-admin/post-new.php?lang=ru